Previous Entry Share Next Entry
Городские портреты. Руслан
abu_dli
26 июня 1982 года мне в магазине купили братика.
Через несколько дней Руслана привезли домой, я его увидел и он мне сразу улыбнулся; с тех пор наши отношения особенно не поменялись. Учитывая, что ему скоро тридцать, и он сам уже отец, едва ли стоит ждать изменений.
Странный психологический феномен (или несмешной факт, как угодно) – к любому мужчине, младшему, чем он, отношусь чуть-чуть снисходительно. Видимо, деформация вследствие превратно понятого патриархата.
Спустя несколько лет стало очевидно, что покупали мальчиков в разных магазинах, этого, например – в хозяйственном. Руслан рос с отверткой в руках, буквально, и вырос, в этом смысле, весь в отца.
Как бы сказать помягче… тот хозяйственный магазин, видимо, располагался далеко от книжного. Несмотря на все усилия, знания не поступали никак – ни по-хорошему, ни по-плохому, что и являлось все наше детство источником забавных ситуаций – а теперь и поводом для этого текста.
Я пошел в школу, как обычный ребенок из обычной семьи, без блата, и попал в плебейский класс “г”. Через два года Руслан пошел в школу уже как мой брат, его ждали; он был взят в класс к самой лучшей учительнице. Через несколько месяцев брат простодушно делился дома недоумением – в школе его расспрашивали о степени нашего родства, кто именно папа, кто именно мама и т.п. До того момента, как он прочитает свою первую и единственную в жизни книгу, “Барон Мюнхгаузен”, оставалось пять лет.
Он был хорошим, прилежным и очень воспитанным ребенком, учился практически без четверок; с самых малых своих лет, я ходил договариваться с его учителями, чтобы не ставили двойки в четвертях, и мне обычно шли навстречу – благо, учителя часто были одними и теми же. Там, где не шли, я задействовал свои связи с завучами и т.п., как олимпиадник, но это редко. Однажды, например, его хотели перевести в спортшколу, другой раз – в более слабый класс, но удавалось решать. Самое главное, повторюсь – он был хороший и воспитанный мальчик, не хам и прогульщик, как некоторые, поэтому и доучился, покинув школу вместе со мной (я – в одиннадцатом, он – в девятом), со средним баллом аттестата 3,13.
К его двенадцати годам он обогнал меня в грубой физической силе и моему излюбленному, хотя и нечасто применяемому, методу внушения пришлось искать альтернативы. Разумеется, что меня он за всю жизнь не посмел тронуть и пальцем, не то воспитание, а когда, еще через четыре года, я начал тягать железо и опять стал сильнее, было поздно – юноша стал взрослым; впрочем, слушался, слушается, и так.
В школе, как я узнал позднее, именно – в учительской, наше несходство стало любимой темой острот. Те учителя, которые работали только со мной, ходили смотреть на него – и наоборот. С моего девятого класса все его родительские собрания посещал я, отличаясь от прочих родителей только тем, что по привычке вставал, когда ко мне обращались.
На собраниях Руслана если и хвалили, то только в том смысле, что один он учится и не грубит; как изящно выразилась его учительница по химии “сегодня Умеров один-единственный из всего класса выучил урок, “два” не поставила, а “три” не за что”. Среди претензий особенно запомнилась его дикая выходка по отношению к нашей общей учительнице английского – он, нагло и безапелляционно, заявил ей в лицо, что собирается сдавать английский, как предмет по выбору, и ей стало плохо с сердцем.
Домашнюю работу я ему делал сам только в случае, когда меня сколько-нибудь интересовала сложность. Однажды он не сообразил, что задача по алгебре предназначалась только лучшим ученикам, и дал ее мне; я порадовался тому, как отступила деградация образования от восемьдесят второго года, повозился полчасика - и решил. На уроке, услышав соответствующий вопрос учительницы Натальи Вениаминовны, поднял руку только двоечник Умеров, а другой Умеров потом был вынужден перед ней краснеть. В другой раз, наоборот, я уличил Руслана в том, что он пририсовывает в учебник карандашом звездочки, обозначающие сложность задания, а потом весьма похоже подкрашивает их тушью. Раньше, чем разобрался, успел решить пару заданий устно, и позлился тому, как прогрессирует деградация образования у восемьдесят второго года.
Все остальное время он делал домашние задания с мамой, которая, если что-то не получалось, уже шла ко мне. К девятому классу она знала все предметы на уверенную четверку (по меркам русланского класса, а не моего, конечно). Если, вдруг, что-то, из не получившегося, было совсем уж простым, то я ее стыдил. Руслан в это время, как правило, сидел рядом и терпеливо ждал, когда разрешат пойти на улицу или смотреть мультфильмы.
Разумеется, что литература, как предмет, занимала особенное место в его сердце – в том смысле, что все сочинения писал я, а потом обсуждал с его, моей, учительницей, добрейшей Нилой Борисовной. Например, русланский текст “Моя любимая книга – “12 стульев”, она хвалила - и брат получал свой трояк.
Как-то, уже в девятом классе, он мне пожаловался, что она ему не хочет, как он выразился, натягивать, в четверти “три” и полна решимости, все-таки, поставить давно заслуженную оценку. Я пошел разбираться, обиженный таким неуважением ко мне; на месте выяснилось, что натянуть, действительно, мудрено – в пяти клетках журнала стояло ровно шесть “двоек” (2/2 за диктант) - и ничего кроме. Но, посмеявшись, “три”, все-таки, поставила, заставив бедного ребенка на бис прочитать отрывок из “Мцыри” в моем присутствии, как будто это не я вчера его заставлял это учить.
Моя классная руководительница, я уже про нее писал, добрая и мудрая Нина Валентиновна, держала нас в ежовых рукавицах – я до сих пор, когда бываю в школе, с робостью захожу в 59-й кабинет. Однажды, очередной разговор с нами, по итогам четверти, вышел особенно жестким, что-то вроде – “Умеров (не Мустафа, значит – сердится), встань. Ровно встань, посмотри, на что ты похож. У тебя шесть четверок. Как ты до этого докатился? Да мне наплевать на твои олимпиады,на твой театр, я тебе и три поставлю, артист, иди опять жалуйся. Что собираешься делать? Громче? и т.д. Васильченко (не Сережа), встань. Ровно встань, посмотри, на что ты похож. У тебя две четверки… и т.п.” В особенно тяжелую минуту из коридора раздался страшный грохот и Нина Валентиновна, взвинченная и взбешенная, вышла посмотреть. Вернулась, смеясь – это Руслан снял с петель дверь соседнего кабинета истории и приладил ее на место, уже ровно, заодно починив ручку, за “тройку” в четверти.        
Приближались выпускные экзамены – в его случае, два обязательных и два на выбор. Один выбор основного правого полузащитника дубля ФК “Черноморец” был понятен. Про три его остальных экзамена, после физкультуры, я и расскажу.
По выбору – биология (сказать, чей выбор?). Зашли вместе, он вытащил билет, победитель городской олимпиады-97 написал ответ, он вышел к доске и не смог прочитать (там про строение мозга было – гипоталамус, таламус, не просто так), тогда вышел я, прочитал все сам. Руслан сел на место и принялся делать мне знаки глазами, чтобы закруглялся - в сумке лежал мяч, пацаны ждали на поле. Когда я закончил, председательствующая, не моя учительница, поблагодарила за все эти годы, попросила не забывать, заходить в школу – сейчас вспоминаю, ком в горле, ей-богу. Когда выходили, нас остановили вопросом “Мустафа, так что ставить?”
Математика – писали параллельно, сказал ему явиться в 11.00 в туалет с текстом заданий. Когда встретились, выяснилось, что никто не взял ручку. Пришлось выйти, обратиться к сидевшей возле туалета для того, чтобы не списывали, той самой учительнице английского, и взять у нее ручку (у нее не было - сходила принесла, дай ей Бог). Еще выяснилось, что кое-что уже решил сосед по парте, двоечник Воробьев, так что пришлось, вдобавок, проверить, разумеется, все переделать, и передать привет Воробьеву.
Литература – для него, изложение с элементами сочинения, мы параллельно пишем выпускные сочинения. Договорился: мне в класс передали исходный текст изложения, я написал сочинение, а изложение ему дали списать у двоечника Воробьева, потом ненавязчиво исправив ошибки.
На следующий день пришел в школу и встретил Нилу Борисовну, которая при виде меня несколько секунд сохраняла серьезный вид, а потом начала хохотать в голос, никогда ее такой не видел. Я прислушался – из учительской доносился смех, только уже коллективный. Тут подумалось, что, кажется, не надо было строить сочинение на тему “Самое сильное впечатление в жизни Р.Умерова” вокруг слов Мандельштама о сладости тишины, хотя бы с учетом личности соавтора, Воробьева.
Во взрослой жизни, пока я не начал прибавлять в весе, нас часто путали – поэтому я нет-нет, в клубах и на дискотеках, рассказывал о своих планах перехода из ФК “Славянск” (вторая лига) в ФК “Крымск” (тоже не серия А). Руслан же, на вопросы о сроках и тематике ближайшей игры в библиотеке, обычно отговаривался незнанием. 

  • 1
шикарный текст, Мустафа, просто шикарный ))

Спасибо, Эльмир, я старался :)

Текст замчательный.

И по моему, у тебя классный брат. :)

Спасибо, Вова, за Руслана - ты чертовски прав :)

Клево!
Вопрос. Речь в твоих школьных текстах идет о Новороссийске?

Да, разумеется, "Черноморец" не одесский :). В описываемое время - команда высшей лиги, кстати. Руслан дублером играл против основы "Кубани" во второй лиге, 0:8 в Краснодаре, как щас помню.

Говоря по-нашему, "бралось". :)

Правый край, "Черноморец"... Прям как у меня. Только я завтра буду играть за "Beavers United" против "FC Azzurri" (почти что Скуадра Адзурра, вот)

А у нас с братом 5 лет разницы и визуально нас не путали никогда: я - вылитый отец, он - вылитая мать. Хотя, сочинение по-английскому в 11м классе я ему тоже когда-то писал (левой рукой - правой писал диплом на КТПП иняза). Поставили не трояк, а четверку - "за то, что честно признался, что брат писал".

Пост получился превосходным.Подписываюсь под предыдущими похвалами.

Вот они какие, добрые домашние экзамены...

Из лучшего :)

Спасибо, с огромным удовольствием почитала.
Трогательный какой портрет :)

Здорово =) Едва ли не лучший портрет, правда-правда.

всё-таки улыбку вызывать гораздо почетнее, чем грусть))но это сугубо ИМХО.

Замечательно.
Дурацкий вопрос: а Руслан тебя, случаем, не читает? Очень дурацкий, да.

Нет, пока не читает :). Но когда-нибудь прочитает обязательно, это писалось и для него и для его сына.

Присоединюсь. Пожалуй, один из лучших портретов.

Да, он самый.

Волшебно!!!
"Спустя несколько лет стало очевидно, что покупали мальчиков в разных магазинах, этого, например – в хозяйственном." - СУПЕР!!!
"В школе, как я узнал позднее, именно – в учительской, наше несходство стало любимой темой острот." - вообще, братеьв-сестер учить очень удобно и иногда весело :-)

Я не буду оригинален

Отличный портрет (и брат), читается на одном дыхании, да.

Спасибо!
А с учётом того, что у нас с младшим была одна первая учительница - двойное!

кстати. вот тут утверждается, что в 2000 году твой брат весил 68 кг, при росте 180 см. а вот тут - что 60 кг при росте 178 см.
собссно, вопрос: как за несколько месяцев сбросить 8 кг, не потеряв 2 см? ))

Понравилось. Еще ведь небось и не приврал ничего :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account