?

Log in

No account? Create an account
Городские портреты. На сентябрьском пляже
abu_dli

На песчаном белом берегу
Островка
В Восточном океане
Я, не отирая влажных глаз,
С маленьким играю крабом.
Исикава Такубоку


Все уже уехали. На берегу почти пусто. Если хотите посмотреть на море, поговорить с ним — сейчас. Нет ничего лучше. Еще теплые, но уже не обжигающие камни. Молодящая свежесть воды. Изумрудные бутылочные осколки, стертые волнами. Солнечные блики на воде, похожие на завоеванные не тобой медали. Распоясавшийся, сметающий все ветер.

...Шумная восточная компания. Гастарбайтеры-среднеазиаты. А, нет: спортивные костюмы "Russia", веселый дерзкий взгляд — кавказцы. Счастливый смех, гадкие коктейли в банках. Отдыхайте, парни, дышите глубже этим воздухом; ваш дом, где рано поседевшие мамы сейчас колотятся на кухнях, далеко. Завтра будет другой день, вы разбредетесь по своим стройкам и переоденетесь в ветхие синие спецовки, вами будут командовать кое-как образованные мальчики из хороших семей или старая советская строительная сволочь, это неважно — обманывать, наживаться на вас, будут одинаково те и другие.

Землистые лица, преувеличенно ровный шаг, пугливый взгляд из под солнцезащитных очков, взятых в детском манежике "Все по пятнадцать рублей" посреди Мефодиевского рынка — местные алкаши. Да проходите, не бойтесь, кому вы нужны.

Две женщины, удивительно похожие (старшая с наспех закрашенной головой, чуть-чуть перепало ушам, и раз-два-три — одиннадцатью зубами), в одинаковых белых панамах, играют в дурака (переводного, без проездных) трогательной колодой атласных карт. Младшая быстро ориентируется на местности — интересуется, как водичка, синхронно заходит в море, демонстрируя немудрящий купальничек и хорошо известную с девятого класса анатомию; позже, под одобрительным взглядом маман, даже брызгается, баловница — очевидно желает познакомиться. Знакомство — это обмен информацией, а я за паритет в отношениях. И так все про тебя знаю, потому что инженер человеческих душ: ты отсюда, с рабочей окраины, Шесхариса, но училась на другой рабочей окраине, Мефодиевке, потому что в местной школе, как всегда, не было места. Школу окончила с средним баллом 3,86 и беременностью, второй месяц. Герой сбежал, потом кое-как выскочила замуж за пролетария с цемзавода "Пролетарий", затем он сел (ну, или запил так, что лучше бы сидел). И вот теперь, первого сентября, вы с бабушкой отправили Ксюху (или как ее там) в шестой класс и решили выйти в люди, отметив это дело баклашкой "Оболони" (вон она лежит пустая) и двумя пакетиками желтого полосатика (ветер уже сдул). Да, я знаю, что тебе всего двадцать семь (хотя, извини, это и не очевидно) и что в тридцать с небольшим сама станешь бабушкой, а я не хочу быть дедушкой, и для папы-то слишком юн. А теперь - расскажи ты обо мне.


...Стайка сквернословящих женщин в нечистом омерзительном белье — зэчки с расположенной неподалеку колонии-поселения. Похабные шутки, призывные жесты, бригадир в бордовой рубашке и часах желтого металла. Несчастные, обиженные Богом существа. На людей похожи только когда молчат. На женщин — когда курят и смотрят на море.

Парень в дешевой синей кепке, грязных носках и со слюной в уголках постоянно улыбающихся губ - сидит на коряге. Какой-то дурачок. А может, тоже - начинающий автор.


Городские портреты. Физрук Аким Артемович
abu_dli

Как правило, не использую в своих портретах настоящие имена прототипов и стараюсь не навязывать свое отношение к герою. А еще люблю нарушать правила.

Аким Артемович появился в нашей жизни, когда класс "ж", собранный из умников и умниц города, уже распределил сферы влияния, кто из нас за какой предмет отвечает. Увы, физкультура осталась обнесенной и именно поэтому новенького физрука невзлюбили все и сразу. Воля ваша, но десять раз подтянуться на перекладине за "тройку" шуплому восьмикласснику-фанату Чехова — признаюсь, все четыре последующих года я был одним из вождей Сопротивления.

Ему тогда было уже за шестьдесят. Невысокого роста, львиная седая грива, со свистком и в советском спортивном костюме, геркулесовский торс как комплимент Геркулесу - плечи Акима Артемовича были такой ширины, что мы сразу прозвали его Треугольником. На одном из первых занятий он зачитал нам нормативы, в частности, по жиму лежа (для девочек — на десять килограмм меньше), и всем сразу стало скучно. Самые жирные были записаны в гиревики. Уроки в "малом зале" превращались в астенический ад с двумя десятками упражнений, смена через минуту по свистку. Когда о пощаде начинали молить все присутствующие — объявлялся, свистком же, двухминутный перерыв с поучительным рассказом о героическом танковом батальоне Акима Артемовича в Западной группе войск (наступали, очевидно, по свистку и треугольником). Жалобы завучам помогали избежать троек в четвертях — и не более.

Сначала пытались отнестись с юмором. В частности, имела успех пантомима "Треугольник в учительской": артист подходил к воображаемому телефону, обводил глазами зрительниц и произносил "Полковник Мисурягин слушает!" Или вот, пантомима "Приветствие Треугольника": протягиваешь правую руку вниз и имитируешь вывих плечевого сустава. По рукам ходила весьма нелицеприятная переделка баллады Жуковского "Рыцарь Тогенбург", не скажу чья. Однако оценки лучше не становились и все потенциальные медалисты (больше половины класса) начали, пряча глаза, собираться (на переменах и вместо других уроков) в так называемом военном городке, подтягивать подтягивания.

В щекотливой дисциплине стайерского бега одноклассников спасал Серега — мастер спорта по ориентированию, впоследствии член национальной сборной. Он носился так шустро, что стоило только убедительно сказать, что Серега обогнал тебя не на четыре круга, а на два — и уже выходила "пятерка". От упражнения "уголок" на шведской стенке, если без ложной скромности, всех уберег я — когда на первом же занятии повредил шею и угодил в больницу, где в дурацком ошейнике с грузом прочитал позаимствованное у соседа потрепанное произведение "Мужской разговор в русской бане"; как видно, удачный получился день.

Помню, одна была радость — футбол с физруком, то есть, те счастливые мгновения, когда он становился в ворота. Защитники чудесным образом расступались. Странно, но голов практически не было — все мячи попадали в голкипера.

В общем, мы его терпеть не любили. Тем удивительнее стало наблюдать через год-другой, как по вечерам в малый зал, на факультативные занятия, стало набиваться все больше и больше нашего народу. Да, разумеется, все веселились, глядя как Треугольник играючи выжимает лежа невероятные веса, зачем-то приговаривая "двадцать один-двадцать два"; перемигиваясь, расспрашивали насчет концептуального доклада Акима Артемовича Генштабу про использование бронетанкового корпуса в условиях ядерной войны - однако школьные жирные как-то незаметно превратились в сборную, выигравшую краевые соревнования по гиревому спорту (впоследствии кандидаты и мастера). Кирюха из параллельного класса докинул гранату до оградительной сетки левой рукой. Я обогнал и Серегу и брата на стометровке (11,8); приказом по полку был освобожден от упражнений на брусьях (отжимания - 0) за достижения на высоком посту центрального нападающего школьной футбольной команды.

...Не всем и не сразу, но - пришло понимание того, что книги это замечательно, но никто их у тебя и не забирает, а одно другому никак не мешает. Что сила в шестнадцать лет - это нетрудно и естественно. И что сильным быть лучше, чем слабым. Простые мысли, но, чтобы они дали всходы в нашей оранжерее взаимного восхищения, понадобился этот, такой непохожий на нас и на других садовников, человек.

В одиннадцатом классе никакого Треугольника уже не осталось — только уважаемый Аким Артемович. Школьная команда гиревиков, ударившись оземь, обратилась сборной тяжелоатлетов Морской академии. И я точно помню, что на выпускном вечере глаза слезились не только у меня: суровый Аким Артемович подошел, и, как обычно, рванул вниз мою руку; глядя куда-то в сторону и часто моргая, он пробормотал нечто, увенчанное в конце неожиданным словом "болтушка".

Еще пару лет после школы встретить своих на факультативном занятии в малом зале у Акима Артемовича было вернее, чем на вечере выпускников.

...Позавчера, возле городского пляжа, дорогу не спеша переходил пожилой человек — описание см.выше, только без свистка. Не веря глазам, выскочил из машины. Обнялись. Самое приятное в этой встрече для меня было то, что, как в старое доброе время, хотя сам и не зря потратил эти годы - моя правая рука с риском для плечевого сустава ушла вниз.


Городские портреты. Охранник Жека
abu_dli
Жека работал в офисе иностранной строительной компании, ему чуть за тридцать, он невысокого роста, очень полный и близорукий; очки не носит и сильно щурится. В его обязанности входило явиться в офис к 19.00 в камуфляжной форме, закрыться изнутри и уснуть до 7.30, после чего выйти на улицу и закурить. Возможно, от него требовалось что-то еще, но делал он только это – я точно знаю, потому что охранял здание, в котором находился Жекин офис и, от нечего делать, наблюдал за ним посредством камер: проводить время, как он, было невозможно – каждые 20 минут приходилось звонить старшему смены, а ни одной другой живой души в здании не было. Так вышло, что мы подружились и я стал проводить ночи напролет в гостях у Жеки, за чаем и сладостями, которые он, скажем так, брал на кухне вверенного ему помещения. К счастью, скучать не приходилось - Жека оказался человеком непростой судьбы.

Read more...Collapse )